Даосизм

Религия, философия, практика
Посетитель
Сообщения: 217
Зарегистрирован: 02 авг 2010, 00:23
Репутация: 0

Сообщение Prosatanus » 07 авг 2010, 23:02

AfterTime писал(а):Prosatanus, какие заклинания? Что за выдумки?
А Вы думаете, что в даосизме нет заклинаний? :bye:

Посетитель
Сообщения: 157
Зарегистрирован: 29 апр 2010, 20:11
Репутация: 0

Сообщение AfterTime » 07 авг 2010, 23:36

Prosatanus, мне незачем над этим думать. Там их просто нет.

Посетитель
Сообщения: 217
Зарегистрирован: 02 авг 2010, 00:23
Репутация: 0

Сообщение Prosatanus » 08 авг 2010, 00:18

AfterTime писал(а):Prosatanus, мне незачем над этим думать. Там их просто нет.
Хорошо, тогда скажите мне, что такое даосские джоу? :)

Посетитель
Сообщения: 157
Зарегистрирован: 29 апр 2010, 20:11
Репутация: 0

Сообщение AfterTime » 08 авг 2010, 00:37

"джоу", это что? Я и слова такого не знаю.

Посетитель
Сообщения: 217
Зарегистрирован: 02 авг 2010, 00:23
Репутация: 0

Сообщение Prosatanus » 08 авг 2010, 00:46

AfterTime писал(а):"джоу", это что? Я и слова такого не знаю.
тогда Вам придётся признать, что в даосизме всё же есть заклинания. Этот иероглиф в переводе с древнекитайского "Вэнь-янь" означает "заклинания" и используется в даосских текстах для классификации заклинаний. :Secret:

Посетитель
Сообщения: 157
Зарегистрирован: 29 апр 2010, 20:11
Репутация: 0

Сообщение AfterTime » 08 авг 2010, 02:46

Это ничего не значит. Наличие слова и использование метода - это совершенно разные вещи. Даосизм ничего общего с магией не имеет. Да и "заклинания" как метод манипулирования реальностью - тупо развод.

Посетитель
Сообщения: 217
Зарегистрирован: 02 авг 2010, 00:23
Репутация: 0

Сообщение Prosatanus » 08 авг 2010, 03:56

AfterTime писал(а):Это ничего не значит. Наличие слова и использование метода - это совершенно разные вещи. Даосизм ничего общего с магией не имеет. Да и "заклинания" как метод манипулирования реальностью - тупо развод.
Вот знакомьтесь с даосизмом. Тут есть и заклинательные требы.
Даосизм, зародившись на заре цивилизации, тысячелетиями был непосредственным участником становления и развития народов и государственности Срединной империи, во многом определившим духовные особенности, культуру и традиции ханьского этноса. Являясь одной из важных социальных констант, он продолжает оказывать значительное влияние на жизнь современного китайского общества.

История изучения даосизма в России имеет давние традиции, берущие начало в трудах Н. Я. Бичурина и П. Цветкова — представителей российской духовной миссии в Пекине. Их работы послужили фундаментом даологических исследований целой плеяды отечественных китаеведов.

Представление о даосизме в России претерпело серьезные изменения. Вначале его воспринимали как одну из сект китайского буддизма. Затем в русской синологии долгое время доминировала концепция, согласно которой даосизм трактовался как деградирующая и мистифицированная ветвь китайской философии. Отправной точкой для большинства современных исследователей-даологов России явиляется признание самобытности даосизма как одного из базисных феноменов духовной жизни китайцев.

В последние годы у нас в стране, как в научной среде, так и среди общественности, отмечается рост интереса к даосизму. Однако изучение его в России, несмотря на значительные успехи, в целом отстает от исследований в других областях синологии и религиоведения, а проблема изучения функционирования даосизма в новых условиях признается «столь же актуальной, сколь и малоизученной» [74, с. 389].

В современном Китае также отмечается подъем интереса к вопросам изучения религий, в частности даосизма. В 1979 г. было организовано Научное религиоведческое общество Китая. С 1991 г., после перерегистрации, оно приобрело всекитайский характер. Наиболее крупными государственными религиоведческими организациями Китая являются: НИИ религий мира АОН КНР (основан в 1964 г.); НИИ религии АОН Шанхая, (основан в 1981 г.); НИИ изучения религий при Сычуаньском университете г. Чэнду (основан в 1980 г.); НИИ изучения даосской школы Китая, пров. Сычуань (основан в 1992 г.); НИИ культуры религии университета Чжуншань (основан в 1990 г.) и др.

В 1982 г. на философском факультете Пекинского университета начаты систематические религиоведческие исследования, а в сентябре 1996 г. на отделении религиоведения введено преподавание даологии. Подготовку религиоведов в КНР осуществляет также Сычуаньский университет (г. Чэнду). Во многих вузах и научно-исследовательских организациях страны изучаются различные прикладные аспекты даосизма.

Ведущими даологическими центрами Китая являются: НИИ религий мира АОН КНР, НИИ религиоведческих исследований Сычуаньского университета г. Чэнду и НИИ даосской культуры Всекитайской ассоциации последователей даосизма (ВАПД). Причем только в последнем из них ведется планомерная работа по изучению даосизма в современном Китае. В седьмом параграфе 4-й ст. Устава ВАПД от 6 марта 1992 г. среди основных задач ассоциации значатся: «исследования и изучение истории и современного состояния даосизма».

Результатом десятилетних изысканий в этом направлении явился выход в 1993 г. монографии «Современный даосизм в Китае». Автор ее — Ли Ян-чжэн, член ВАПД, заместитель ректора Всекитайского института даосизма при ВАПД. В книге приведен обширный фактический материал, обобщены данные ассоциаций последователей даосизма различных провинций и районов КНР до начала 90-х гг.; приведены краткие биографии китайских даологов; отмечены изменения в современном даосском образовании, в управлении и экономической жизни монастырей; описаны основные даосские праздники. Этот труд явился новой вехой исследования современного даосизма как в Китае, так и за рубежом. Однако ряд выводов, особенно тех, которые касаются взаимоотношений между даосизмом и государством, недостаточно объективны и подчинены официальной идеологии. При описании социального института даосизма главный акцент делается на деятельности его нетрадиционных форм — ассоциаций последователей даосизма. В монографии практически не затрагиваются вопросы, связанные с даосской доктриной, индивидуальным и коллективным религиозным опытом даосов. Недостаточны сведения об изменениях в даосских службах и молебнах. Еще более кратко излагаются вопросы даосизма в КНР в работе Жэнь Цзиюя «История даосизма в Китае». В 1995 г. вышел в свет фундаментальный труд «История даосизма в Китае» в 4-х тт. под редакцией Цин Ситая, где даосизму в КНР посвящена отдельная глава. В ней довольно полно отражены достижения даосских организаций за период после «культурной революции», четко указаны основные проблемы, возникающие при учете и организации даосов школы Правильного единства, проживающих в миру. Однако касательно даосизма в современном Китае авторы ограничиваются тем же кругом вопросов, которые были поставлены в работе Ли Янчжэна. В целом работы китайских исследователей, посвященные современному состоянию даосизма в КНР, имеют, как правило, описательный характер и представляют научный интерес в плане накопления и рассмотрения богатого фактического материала. Вместе с тем, в большинстве своем этот материал недостаточно проанализирован, а излишняя идеологизация затрудняет его адекватное восприятие и изучение.

Источниковедческую базу настоящего исследования составляют опубликованные и неопубликованные источники различного характера.

1. Официальные документы: государственные законодательные акты, постановления ЦК КПК, доклады и сообщения Госсовета КНР, Канцелярии и Военного Совета ЦК КПК, сообщения Отдела по делам религии Госсовета КНР, министерства строительства, материалы всекитайских совещаний по делам религии и глав Отделов по делам религии народных правительств на местах.

2. Документы даосских организаций и общин.

а) Опубликованные: уставы и нормативные акты ВАПД и территориальных ассоциаций последователей даосизма.

б) Неопубликованные: уставы и правила внутреннего распорядка даосского монастыря Байюньгуань и монастыря Цзяньфугун пров. Сычуань, своды даосских обетов и жизненных правил.

3. Статистические материалы.

Официальные статистические данные приводятся по сообщениям пресс-кабинета Госсовета КНР. Они отражают численность зарегистрированных священнослужителей и мест отправления даосского религиозного культа. Статистические материалы даосских ассоциаций, основанные на собственном сборе и оценке фактической ситуации на местах.

4. Материалы средств массовой информации.

5. Аудио- и видеоматериалы о даосских монастырях КНР и служебной практике даосов, предоставленные авторам Всекитайской ассоциацией последователей даосизма.

6. Собственные полевые исследования.

а) Выборочное анкетирование населения г. Пекина, пров. Сычуань и Фуцзянь (ноябрь-декабрь 1997 г.).

б) Беседы с насельниками даосских монастырей: Байюньгуань г. Пекина; Циняигун г. Чэнду; Тяньшитун, Цзушидянь, Шанцингун и Цзяньфугун (женском) гор Цинчэншань.

в) Присутствие на даосских заупокойных и благоиспросительных службах в монастырях и в миру.

г) Этнографические наблюдения в КНР и в России: деревня Баолинь, поселки Шимяо и Синьцяо, города Цзычжун, Вэйюань, Чэнду пров. Сычуань; города Харбин и Хэйхэ пров. Хэйлунзян; городе Благовещенск и Хабаровск.

д) Авторские фотоматериалы.

Настоящая монография, не претендуя на исчерпывающее изложение темы, имеет целью познакомить российского читателя с определенными аспектами состояния даосизма в КНР, показать его роль и воздействие на различные стороны общественной жизни страны после «культурной революции».

Авторы выражают глубокую благодарность научному редактору — доктору исторических наук, проф. В. Л. Ларину, кандидату философских наук С. В. Филонову — за неоценимую консультативную помощь, М. Л. Гофману — за профессионализм, преданность делу и бесконечное терпение, проявленные при стилистической правке текста. Слова искренней признательности за помощь в сборе материалов, практические советы и доброжелательное отношение адресуем зам. ректора Всекитайского даосского института ВАПД Ли Ян-чжэну; редактору и зам. редактора журнала «Даосизм в Китае» Чжан Цзиюю и Ван Иэ; члену АОН КНР, почетному директору Пекинской библиотеки Жэнь Цзиюю, а также проф. Цин Ситаю, почетному ректору НИИ изучения религий при Сычуаньском университете г. Чэнду. Невозможно перечислить имена всех, кто помог нам познакомиться с живой даосской традицией. И все же, наша особая благодарность настоятельнице монастыря Цзяньфугун гор Цинчэншань Чжан Миньсин, даосу школы Правильного единства Чжан Каю и монаху школы Совершенной истины Чжэн Синьцину.


Глава 1.
Истоки, религиозная доктрина и ритуальная практика даосов

Даосизм — национальная религия Китая. Формирование ее охватывает длительный период — с середины I тысячелетия до н. э. вплоть до II в. н.э., когда возникает школа Небесных наставников (Тяньши дао), первое даосское институциализированное направление, после чего следует период эволюции собственно даосизма1. За время своего существования даосизм не создал единой церкви, а догматические положения его ортодоксальных направлений не сформировались в конкретный, общий для всех верующих догмат, подобно христианскому «Символу Веры». Это отразилось на полиморфизме даосской доктрины, особенностях ритуальной деятельности и организационных уровнях. Тем не менее даосизм представляет собой цельный социокультурный феномен, оказывающий значительное влияние на жизнь современного китайского общества.
1 Подробнее о периодизации истории даосизма см. [74, с 410-414].

С определенной долей условности можно выделить три следующих базовых источника и составные части даосизма и «общедаосской» доктрины.

1. Учения ранних даосских мыслителей (Лао Цзы, Чжуан Цзы, Ле Юй-коу, Лю Ань) и их школы (дао цзя). Они не только впервые использовали саму идеограмму Дао для обозначения абсолютной субстанции, но, что гораздо важнее, — вербально отразили сущностные ее проявления. Их опыт во многом определил особенности даосизма, повлияв на открытость его доктрины и возможность глубокого синтеза с другими учениями и верованиями.

2. Архаичные верования, культы и практики народов Китая. Они предоставили даосизму не только богатый материал мистического опыта предшествовавших столетий, но и обширную религиозную методологию С другой стороны, связанные с культурными народными традициями, они, по мере вхождения в даосизм, способствовали глубокому укоренению его в сознании китайцев. Имея ярко выраженную локальную окраску, они обусловили огромное разнообразие в культовой деятельности даосов в их религиозно-эстетическом самовыражении.

3. Древние представления о возможности обретения бессмертия, развившиеся в учение о бессмертии (сяньсюе) и нашедшие отражение в даосской доктрине2. Достижение не ограниченного во времени существования целостной психосоматической личности стало сотериологической целью даосизма, его цементирующей основой.
2 Некоторые современные китайские исследователи (Чэн Иннин, Ху Фучэнь, Люй Сичэнь) выделяют учение о бессмертии в самостоятельное и самоценное религиозно-практическое направление [212. с. 393. 232, с. 499-607] Однако эти взгляды не находят поддержки в даосских кругах.

Религиозное познание мы рассматриваем как важную грань реального опыта постижения мира, развивающуюся в едином историческом пространстве. Доктрины, являясь продуктом осмысления конкретного мистического опыта, представляют собой вехи этого эволюционного процесса. Они составляют сущность любого религиозного учения и влияют на все без исключения составные части религии, от культовой практики и организационной структуры до элементов ритуального облачения и культовых предметов. Сложность изучения даосизма во многом определяется его промежуточным положением между начальными и развитыми религиозными формами. В нем, наряду с элементами примитивных верований и суеверий, присутствуют вполне оформленные доктринальные положения. Несмотря на присущую ей аморфность, даосская доктрина является целостной мировоззренческой системой, определяющей основополагающие принципы деятельности современных последователей даосизма независимо от его направлений.

Во всей своей полноте доктрина изложена в Даосском каноне (Даоцзан). «Сокровищница Дао» включает 1476 текстов [198, с. 930]. Для сравнения — Библия содержит 50 книг Ветхого и 27 книг Нового Завета. Хранилища Даоцзана имеются в большинстве современных монастырей. Там на многоярусных стеллажах покоятся тексты, изданные по традиционной технологии. До сих пор сохранилась практика печатания служебных текстов ксилографическим способом с расположением вертикальных строк справа налево и переплетом, сделанным вручную. Активное формирование канона приходится на III–VI вв. н.э., когда появляются многочисленные даосские тексты, и продолжается вплоть до XVII в. Концепция Даосского канона зафиксирована в сводах «Великий смысл сокровенных врат» (VI–VII вв.), «Смысловая ось даосского учения» (VII–VIII вв.) и «Семь отделов облачной шкатулки» (XI в.).

В последние годы в России появились новые исследования в сфере классификации канона. Согласно некоторым из них, структура Даоцзана в даосском восприятии выходит за рамки решения практической задачи систематизации текстов; она сама по себе обладает доктринальным значением, соотнося содержание конкретного даосского текста с этапами онтогенеза мироздания. Уточним это положение. Трансформируясь, Дао порождает весь мир. Выйдя из сокровенной единицы, характеризуемое как Хаос, оно развертывается на разных уровнях бытия. Затем, посредством культурообразующей роли Трех владык, явивших миру тексты канона, вновь соединяется в условной единице на новом уровне в гармоничном триединстве Неба, Земли и Человека. Таким образом, «Даосский канон» представляется явленной формой Дао — Словом, а его структура — «текстовым аналогом гностического понимания процесса эволюции Дао» [77, с. 146].

До сих пор на русский язык переведена лишь часть канонических текстов. Изучение письменной даосской традиции в целом остается важнейшей задачей современных исследователей-даологов не только в России, но и за рубежом.

В центре даосской доктрины находится неантиномичная пара — Дао и Дэ. Идеограмма Дао для условного обозначения абсолютной субстанции, лежащей в основе мироздания, впервые была применена в «Дао Дэ цзине», датируемом большинством исследователей IV-III вв. до н.э. [78, с. 144]. Категория Дэ связана с архаичными представлениями о некой безличной магической силе [28, с 34]. Оба эти полисемантические понятия стали объектом внимания и обсуждения в рамках не только даосской школы, но практически всех теоретических и религиозных направлений Китая, приобретя общекультурный смысл. Однако именно даосское понятие «единого Дао» легло в основу китайского мировосприятия. Несмотря на утверждения о невербальности истинного знания, в даосских текстах встречается немало характеристических определений Дао. Назовем важнейшие из них: безграничность и без-начальность, вездесущность и нераздельность, всенаполняемость и всепорождаемость, самодостаточность и др. Необходимо отметить инобытийность Дао, зачастую подчеркиваемую при помощи акцентирования внимания на небытии-пустоте.

Ближайшая к Дао категория — Дэ, понимаемая в даосизме как его сущность или проявление. Важнейшая отличительная черта Дэ — ее относительность, вследствие чего она содержит в себе противоположные пары: сакральное и профанное, персональное и вселенское, присутствие и отсутствие и др. Однако, в отличие от европейской мысли, эти антиномии не расчленены, а гармонично слиты в Едином. С этим связана созерцательная практика «объятия Единого» (баои), предполагающая слияние адепта с единым мирозданием. Основной принцип проявления Дэ в мире — естественность, воспринимаемая даосами как высшая ценность существования любой формы или процесса. Отсюда оппозиционность Дэ даосизма общепринятым нормативным установкам, морали, юридическому закону как элементам искусственности в социальных отношениях, его стремление к «простоте».

В отношении даосов современного Китая к миру, как и прежде, сохраняет свое значение идеал недеяния (увэй) и непротивления (бучжэн) естественному ритму, ходу событий. При этом одним из ценнейших человеческих качеств выступает «жоужо», вмещающее понятия слабости, мягкости и нежности. В среде монахов большое значение как варианту даосской аскезы придается «умалению желаний» (гуаюй).

Даосизм и его доктринальные категории оказали существенное влияние на процесс взаимообмена духовными ценностями Запада и Китая. Не случайно «Дао», впервые употребленное в своем мистическом значении европейскими переводчиками Нового Завета для выражения понятия «Слова» в отношении ко второму лицу Пресвятой Троицы — Иисусу Христу, оказалось наиболее удачным. В качестве более позднего примера может служить семантика термина liberty (свобода) в сочинениях видного китайского публициста и переводчика западноевропейских авторов Янь Фу (1853-1921). Он ввел новое для Китая понятие «цзыю», обращаясь к традиционным идеям даосизма, трактуя свободу как «естественность» и «спонтанность» (цзыжань).

Обретение бессмертия является главной проблематикой даосской доктрины, аналогично стремлению к спасению в христианском вероучении. Анализ предшествовавших даосизму религиозных верований о посмертном существовании представлен в работе Е. А. Торчинова [71, с. 7-14]. Ранние «теоретики даосизма» избегали умозрительных концепций жизни и смерти, воспринимая их в единстве и относительности. Так, в первой главе «Лецзы» сказано: «Смерть и жизнь подобны возвращению и отправлению. Откуда мне знать, что, умерев в этом [случае], не родишься в другом [случае]? Ведь я знаю [только], что они [жизнь и смерть] не походят друг на друга. Откуда мне знать, не заблуждается ли тот, кто добивается жизни? Откуда мне также знать, не будет ли моя нынешняя смерть лучше, чем прошедшая жизнь?» [43, с. 11].

Впоследствии, в период эволюции даосской религии, учение о бессмертии существенно трансформировалось, став сотериологической целью этого вероучения. В монастырях школы Совершенной истины бессмертие рассматривается как проявление совершенства, обусловленного обретением «истинного Дао». В то же время в среде даосов школы Правильного единства и верующих сильны архаичные представления и местные традиции, а отношение к бессмертию имеет более утилитарный характер. В даосизме постоянно шел поиск методов достижения долголетия и обретения бессмертия. За период существования этого учения было предложено множество комплексов, включающих; физические упражнения, дыхательную гимнастику, диету, сексуальную практику, внешнюю и внутреннюю алхимию. Содержание каждого комплекса определяло особенности индивидуальной религиозной практики в рамках конкретного направления или ветви даосизма. Названные составляющие «пестования жизни» (яншэнь) остаются неотъемлемой частью жизни даосов. Ярким примером может служить практика самосовершенствования монахов гор Лаошань [231, с. 40-42]. Многие традиционные даосские методы и упражнения, выйдя за стены монастырей, сохранили свою практическую ценность и получили широкое распространение как в Китае, так и за его пределами.

Обращаясь к догматическим особенностям двух ортодоксальных даосских направлений современного Китая, необходимо отметить следующие их характерные черты. Определяющей догмой школы Правильного единства является положение о новом пришествии и откровении Лао Цзы избранному «наместнику» на земле — Чжану Даолину в 145 г. н.э. Этот факт не только узаконил духовную миссию рода Чжан, но и освятил и благословил всю совокупность последователей названного направления, сообщая ему общинный характер. Догматической основой духовной жизни даосов школы Правильного единства являются своды реестров (лу). Основным доктринальным положением школы Совершенной истины стало требование обязательного принятия даосами монашеского обета, а встреча ее основателя — Ван Чунъяна с бесссмертным Люй Дунбинем в 1159 г. имела личностное значение. В целом это определило индивидуалистический характер данного направления даосизма. Догматической основой повседневной жизни даосов школы Совершенной истины являются обеты (цзе). Особенности вероучения различных даосских направлений нашли отражение в церемониях принятия священного сана. Надо отметить, что различия доктрин ортодоксальных даосских направлений второстепенны по отношению к общедаосским доктринальным положениям и не являются непреодолимым препятствием при взаимоотношении школ Совершенной истины и Истинного единства.

Культовые системы являются средоточием жизни любой религиозной общности. В них, преломляясь, находят внешнее выражение доктрины, самосознание и духовное состояние верующих, формы общественной организации, этнокультурные традиции, природно-географические и социальные условия В ритуальной практике таинственно соприкасается мир вещественный, зримый, со сверхъественным, чудесным. Даосские обряды, пройдя многовековой путь развития от примитивных языческих ритуалов шаманского типа до сложных, многоэтапных и продолжительных монастырских служб, приобрели чрезвычайно разнообразные формы. Вместе с тем ритуальная практика даосов до сих пор остается наименее изученной как отечественными, так и зарубежными синологами. Мы выделяем следующие основные формы ритуальной практики даосов: требы, посты, молебны, праздничные службы и церемонии получения священного сана. Рассмотрим их подробнее.

Даосские требы

Даосские требы — основа ритуальной деятельности даосов современного Китая Они подразделяются на две группы. Первая — службы испрошения счастья, благополучия и искоренения бед. Поводом для их проведения служат рождение ребенка, создание новой семьи, постройка дома, желание выздоровления или продления жизни, природные и социальные катаклизмы и т. д. Ко второй группе относятся службы проводов и поминовения покойных. В отличие от первых, они проводятся вечером или ночью. Все религиозные обряды, входящие в состав треб, классифицируются как янские — «чистые» (цин) и иньские — «темные» (ю), количество тех и других примерно одинаково. В обиход культовой деятельности школы Совершенной истины входит более 40 обрядов, а школы Правильного единства — более 30 [287, с. 29]. Один и тот же обряд в разных местностях может иметь существенные особенности. Это наиболее характерно для культовой деятельности школы Правильного единства, более тесно связанной с локальными народными традициями.

В благоиспросительных службах распространены обряды, в которых при обращении к святым и бессмертным составляются прошения, по форме напоминающие официальный документ. К ним относятся «Передача прошения» (цзиньбяо) и «Отправление прошения посредством амулета» (фа фу) [88, с 31-32]. Рассмотрим их по порядку.

При передаче прошения текст записывается на желтой ритуальной бумаге в строгой последовательности и определенной стилистической форме, свертывается в свиток и помещается в короб с надписью 6 направлении его в Небесный дворец. Сожжение короба со свитком символизирует вознесение просьбы на Небо. Сама же «передача послания» святому или бессмертному осуществляется священнослужителем посредством сложного психотехнического процесса.

Другой обряд — «Отправление прошения посредством амулета» — характерен для школы Правильного единства. В ходе одной службы составляется 12 текстов-прошений (вэньшу). Их начертывают кистью, применяя только уставное письмо. В строго определённом порядке следуют адрес, возраст, дата рождения, суть и повод обращения просителя. Внизу ставится его личная подпись, возглавляющий службу даос обводит ее красной тушью. Заключительный текст (гуаньвэнь), обобщающий содержание и цель написания всех прошений, помещается над ними. Послание «направляется» в Небесный дворец маршала Вэнь Юаня через бессмертных генералов, которых призывают к алтарю при помощи амулетов и заклинаний.

Говоря о религиозной практике школы Правильного единства, необходимо отметить особое место амулетов — магических знаков, начертанных на персиковой дощечке или на бумаге. Считается, что они передаются достойным людям удивительными способами: начертанными на небесах, камнях и т. д., либо непосредственно от божеств и бессмертных. Традиционно считается, что каждому явлению видимой и невидимой природы соответствует свой амулет и заклинание, без которого он не имеет силы. Поводом к его изготовлению может служить любая жизненная ситуация.
Охранительный амулет (фу) даосов школы Правильного единства


Создание амулета — сложный сокровенный процесс, требующий от даоса глубоких знаний и мистического опыта. В период правления династий Северной и Южной Сун техника начертания амулетов получила новое развитие, гармонично объединившись с практикой внутренней алхимии [174, с. 23]. Это таинство совершается в спокойной, уединенной обстановке. Время и место изготовления также оказывают существенное влияние на действенность амулета Достигнув посредством дыхательных упражнений гармонии между Небом и Землей, даос погружается в особое созерцательное состояние, в котором визуализирует бессмертных и, произнося заклинания, пишет магические формулы. Затем при помощи психотехнических приемов он переносит «внутренний свет» из своего тела в созданный амулет. Существуют два способа применения полученных от священнослужителя амулетов: сожжение с последующим приемом внутрь разведенного в воде пепла и постоянное хранение их при себе или в жилище. Являясь традиционной формой религиозной деятельности даосов школы Правильного единства и представителей синкретических народных верований, амулеты и в наши дни пользуются популярностью в различных слоях населения Китая. Наиболее систематизированы и распространены в народе амулеты школы Линбао (горы Гэцзаошань) [173, с. 40].

Даосские заклинания (чжоу) являются важнейшей частью даосской практики школ Правильного единства и Совершенной истины. Они необходимы не только при создании амулета, но и в повседневных обрядах, требах, при лечении больных и т. д. В Даосском каноне приведено более 10 тысяч различных заклинаний. До сих пор они остаются малоизученными и несистематизированными [174, с. 22-27].

Службы, связанные с проводами и поминовением усопших — одна из важнейших составляющих даосского культа. С периода правления династий Сун (960–1279) и Юань (1279–1368) заупокойные обряды приобретают главенствующее значение в ритуальной деятельности даосов среди населения [133. с. 77-148]. Эти требы широко распространены в центральных и южных провинциях КНР, особенно в сельской местности. Так, в 1988 г. для проведения похоронных обрядов даосов приглашали к 95 из 97 умерших в волости Шэньшуйган уезда Таоюань пров. Хунань, а в поселке Банпин уезда Пинго Гуанси-Чжуанского автономного района с 1988 г. по конец 1989 г. — к 118 из 120 умерших [62, с. 98-99]. Подобные данные получены и авторами в результате полевых исследований в 1992 и 1997 гг.

Для наглядности приведем наблюдение от 5–7-го чисел 10-го лунного месяца 1992 г. в пос. Шимяо уезда Цзычжун провинции Сычуань. Традиционно ритуал длится 3, 7 или 49 суток, что зависит от финансовых возможностей семьи и рекомендаций наставника фэншуй (фэншуй сяньшэн), который определяет наиболее благоприятное время и место предания тела земле. В нашем случае продолжительность ритуала составила двое суток, а плата за проведение траурной церемонии — 500 юаней.

В уезде Цзычжун даосских монастырей нет, поэтому для отправления молебна по усопшим — главной части похоронного ритуала — обычно приглашают даосов, проживающих в миру, которые имеются практически в каждом населенном пункте сельской местности пров. Сычуань. Необходимо отметить, что преимущественная специализация даосов проявляется в той или иной области религиозной практики (проведение служб, геомантия, предсказания, изготовление дома духа усопшего и т. д.). В данном случае заупокойный молебен провели совместно четыре даоса соседнего уезда Вэй-юань, проживающие в миру. Были приглашены служители культа, которые пользуются наибольшим авторитетом в семье покойного.

Молебен начался на закате солнца. Даосы, облаченные в ритуальные одежды, прочитали над гробом краткую историю жизни умершего, записанную со слов родственников. Все дети почившего и члены их семей слушали чтение коленопреклоненно. В дальнейшем ходе молебна, согласно традиции, преклоняли колени только старший внук покойного и служители культа. Родственники находились по обе стороны гроба, периодически сменяя друг друга. Днем молебен прекращался.

В последнюю ночь, ровно в 3 часа, гроб с телом вынесли на улицу и установили перед домом. В 6 часов утра, перед отправлением к месту захоронения, даосы совершили гадание на крови живого петуха3, а в 10 часов утра был проведен ритуал сожжения дома духа усопшего (лифанцзы), который традиционно считается обиталищем умершего в загробном мире. Этот обряд восходит к архаичным ритуалам периода ранних китайских династий. Изготавливают линфанцзы из разноцветной бумаги и бамбука. У входа располагают искусно вырезанные из бумаги фигурки стражей, а в комнатах — прислуги. Современные дома духа зачастую более модернизированы. В них нередки телевизоры, холодильники, стиральные машины и т.п. Величина дома, обстановка и прочее зависят от заказа родственников. В описываемом случае дом духа изготовил даос того же поселка. Средняя стоимость такого изделия — 100–200 юаней, но может достигать 1000 юаней и более. Непременным условием обряда является полное сожжение линфанцзы, в котором участвуют все родственники усопшего. Они бегают вокруг горящего дома духа, постоянно увеличивая радиус, стараясь описать возможно больший круг до угасания пламени. Считается, что величина такого круга определяет для усопшего размер пространства в загробном мире.
3 На гребне птицы делается надрез, из которого в три сосуда с водой помещают по капле крови. Если кровь не разошлась в воде, и капли сохранили целостность, полагают, что между детьми покойного будут царить взаимопонимание и дружба.

Проводы в последний путь совершаются по заранее определенному наставником фэншуй церемониалу. Гроб с телом до места захоронения несут на руках. Порядок траурной процессии следующий. Впереди идут старшие сын и внук покойного. Один несет фотопортрет, другой — приготовленную даосом табличку с именем почившего. Следом шествуют 8 носильщиков с гробом, который, согласно традиции, поднимают под шум петард. За гробом следуют остальные родственники, после них — даосы, сопровождающие процессию ритуальной музыкой. Замыкают шествие приглашенные друзья, соседи и знакомые покойного и его семьи. Время от времени, по знаку носильщиков, траурная процессия останавливается, музыка прекращается, и провожающие в полной тишине скорбно преклоняют колени.

После погребения на свежей могиле сжигают табличку с именем усопшего, ритуальные деньги и благовония. Даосы сразу же удаляются, так как им, по традиции, не положено возвращаться в дом покойного. Остальные участники процессии следуют обратно. У входа в дом их встречает помощник, который по просьбе родственников помогает каждому омыть руки водкой (одна из форм очистительного обряда). Затем следует прощальная трапеза.

Местные власти не препятствуют проведению традиционных обрядов и религиозных церемоний. Подавляющее большинство жителей уезда Цзычжун пров. Сычуань соблюдает описанный порядок проводов покойных, обязательным условием которого является проведение заупокойной службы даосскими служителями культа. Иногда для участия в похоронных обрядах приглашаются буддийские монахи, но такие случаи в данной местности единичны.

Погребальные традиции китайцев органически связаны с культом предков. Он является основой духовности и во многом определяет образ жизни всех Слоев общества. Несмотря на конфуцианскую окраску социально-этического аспекта культа предков, внутренняя сущность его, безусловно, даосская. Она основывается на архаичных представлениях китайцев о семи «животных душах» (по) и трех «разумных» (хунь), их посмертной трансформации в «духа» (шэнь) и «призрака» (гуй), дальнейшем переходе первого на Небо, а второго — в преисподнюю, связанную в народных представлениях с горой Тайшань4 и столицей подземного царства Фэнду. Большое значение имеет вера в возможность посмертного влияния предка на судьбу своих потомков. Архаичные представления, характерные для ранних форм религии, были переосмыслены в даосизме и стали важнейшей составляющей его доктрины бессмертия, послужившей основой для развития даосской ритуальной практики в целом и заупокойных служб в частности.
4 Гора Тайшань пров. Шаньси — одна из пяти священных гор Китая.

К иньским заупокойным обрядам относятся: жертвоприношения одиноким духам (цзигу), умилостивление голодных духов (шиши), открытие пути (кайлу), отвержение преисподней (поюй), перевод через мост (дуцяо), перевод на берег спасения (шэчжао) и др. Среди многочисленных способов спасения и вызволения «разумных» душ (хунь) умершего из преисподней выделяются два [287, с. 29-30].

Первый способ основывается на создании священнослужителем во внешнем мире особого ментального пространства — «темного края». Даос «приглашает» к алтарю святых и бессмертных, в числе которых непременно должны быть Небесный достопочтенный Тайи и три чиновника. Потом следует сложный и опасный путь сошествия священнослужителя с приглашенными святыми и бессмертными в преисподнюю. У врат нижнего уровня они вызывают души и возносят их на Небо.

Второй способ основан на представлении о единотелесности и тождественности человека и Вселенной. Весь процесс спасения происходит в микрокосме — теле священнослужителя. В точке Нивань, на макушке головы, локализуется Небесный достопочтенный Тайи. Над ним возвышается Небесный дворец (Тяньгун). Под обеими почками располагается преисподняя (Фэнду). Огненная палата (хофу) находится во дворце сердца (синьгун). Используя энергию ци пяти плотных органов (уцзан)5 своего тела, служитель культа придает душам хунь умерших определенную нематериальную форму. После этого, зажигая в сердце «бессмертный огонь» и вызывая в почках циркуляцию «чистой воды», он сосредоточивает внимание на центральной области между двумя почками — точке концентрации истинной ци, которая быстро увеличивается до размера большого «солнечного круга». Далее происходит слияние огня с «чистой водой»; вода поднимается в нефритовый пруд (юйчи), а солнечный круг приближается к дворцу сердца, из которого, возникнув, распространяется «светящийся огонь». Души хунь с радостью бросаются в него и выходят преображенными в виде младенцев в одеяниях бессмертных. «Светящийся огонь» угасает. Следом за этим даос стремительно переносит огонь сердца в точку Нивань и при помощи бессмертных возводит души на Небо.
5 Пять плотных органов (у цзан) — термин, обозначающий пять главных функциональных органов, относящихся к стихии ян сердце, печень, селезенку, легкие и почки.

Оба способа вызволения душ хунь умершего, из преисподней представляют собой сложный психотехнический процесс, без которого невозможно самосовершенствование даосов.

Даосские посты

Даосские посты (чжай) по сей день сохраняют свое очистиуеяьное значение в религиозной жизни китайцев. Они проводятся во время праздников и памятных дней, в дни поминовения умерших родителей и предков, во время паломничества, перед серьезными жизненными решениями и т. д. Каждому посту соответствуют определенные обели, поклонения божествам и бессмертным, а также непременное чтение даосских, канонов. Неотъемлемой частью поста является и созерцательная практика. Так, во время поста Девяти императоров (Цзюхуан чжай)6, проходящего с 1-го по 9-е числа 9-го лунного месяца, предписывается: сидя на циновке с поджатыми ногами, сложить обе ладони на киноварном поле; закрыв глаза, представить желтое сияние, исходящее от Большой Медведицы. Сияние должно проникнуть сквозь макушку (в киноварное поле, затем разлиться по всему телу. Вслед за этим у практикующего такой метод созерцания исчезают все внутренние препятствия, болезни и бедствия, приходит ощущение радости, здоровья, ясность мысли. Далее адепт должен поочередно представить себе проникновение сияния Большой Медведицы и преображение своих родственников и знакомых, затем всего человечества, животных, птиц и, насекомых. Помимо этого в течение всего поста полагается совершать как можно больше благих поступков и пожертвований [308, 1997, № 2, с. 53-56].
6 Девять императоров (Цзюхуан) — даосская персонификация девяти звезд астрального культа почитания Большой Медведицы.

Целью постов является очищение тела, помыслов и всего внутреннего состояния верующего. Согласно даосской традиции соблюдение поста — один из надежных путей обретения счастья, долголетия и самого бессмертия.

Даосские молебны

Даосские молебны (гункэ) являются обязательной повседневной ритуальной практикой даосских монахов. Традицию их проведения связывают с полулегендарным основателем школы Совершенной истины Ван Чуняном (XII в. н.э.) [299, с. 31]. До провозглашения КНР в суточный круг священнослужений большинства монастырей включалось три молебна. В настоящее время число их сократилось до двух — утреннего (цзаотань гункэ) и вечернего (ваньтань гункэ). Однако в некоторых современных даосских обителях ежедневно проходит 3, 4 и даже 5 молебнов продолжительностью от 30 до 60 минут каждый [249, с. 583]. Возглавляет молебен Высокий достопочтенный (гаогун), исполняющий роль связующего звена с сакральными сферами. Ритмическое чтение канонических текстов возложено на наставников канона (цзинши). Большое значение в ритуале имеет инструментальное сопровождение при чтении даосских канонов. Оно появилось в период правления династии Северная Вэй (420-534 гг.) и связано с именем даоса Коу Цяньчжи, который впервые ввел музыку в служебную даосскую практику гор Хаошань по примеру конфуцианского ритуала [299, с. 31]. Музыка, убранство храмовых палат, облачение священнослужителей во время службы способствуют погружению даосов в особое созерцательное состояние слияния с окружающим миром вплоть до ощущения полного растворения в нем.

Утренний молебен символизирует и одновременно моделирует рождение всего сущего. Он направлен на обретение покоя и порядка в сердцах молящихся и окружающем их мире. Вечерний молебен посвящен ушедшим в мир иной — спасению их душ и выражению благодарности предкам. Порядок совершения молебнов, а также канонические тексты строго определены и едины для всех даосов школы Совершенной истины. Службу предваряют удары в барабан. Восемь Великих управляющих — главы управлений монастыря — в ритуальных одеяниях направляются в покои Смотрителя и вместе с ним шествуют в Великий зал. Там каждый занимает определенное место. Высокий достопочтенный вслед за смотрителем воскуряет благовония и начинает молебен. Утром в установленном порядке произносятся заклинания: очищение сердца (цзинсинь шэньчжоу); очищение от скверны (цзинкоу шэньчжоу); очищение тела (цзиншэнь шэньчжоу); умиротворение земли (ань туди чжоу); очищение Неба и Земли (цзин тяньди шэньчжоу); заклинание курительной палочки (чжу сян чжоу); заклинание золотого света (цзиньгуан шэньчжоу) и заклинание глубочайшего сокрытого (сюаньюнь чжоу). Затем читаются канонические тексты: «Книга-основа постоянной чистоты и постоянного покоя» («Чанцин чанцзин цзин»), «Книга-основа искоренения бед и защиты судьбы» («Сяоцзай хумин цзин») и «Сокровенный канон Нефритового императора» («Юйхуан синьинь мяоцзин») [299, с. 33]. Во время праздничных служб, поминовения истинных людей и родовых наставников оглашаются «Драгоценные речения» трех чистейших, четырех императоров, Повелителя южного предела, пяти патриархов, семи Совершенных [основателей] Северной школы и наставника Лэя.

В обычные дни наибольшее распространение получили поклонения «драгоценным речениям» Нефритового императора и наставника Лэя. Далее следует обряд Неба и Земли (Тянь ди кэи). Распорядитель монастырских палат (дяньчжу) готовит во дворе Небесный алтарь, устанавливая на нем поминальную табличку Истинных сановников десяти сторон света, трех пределов, Неба и Земли, помогающих во всех делах. По окончании поклонения все даосы направляются в зал Лин Гуаня, где совершается обряд прославления Небесных генералов (Чжу цзян кэи). Затем монахи возвращаются в Великий двор для проведения ритуала «Кружения Небесных достопочтенных» (Чжуань тяньцзунь). Вереница даосов с курительными палочками в руках начинает движение по часовой стрелке с востока на запад, образуя картину Великого предела. Порядок следования монахов строго регламентирован. Возглавляет шествие служитель, несущий лин (настольный ритуальный колокол); за ним по порядку — чжунгу (ритуальный барабан), юй (ударный музыкальный инструмент в виде изогнутой углом пластины изготовленной из нефрита, камня или меди), цин, дан (ударный музыкальный инструмент в виде медной тарелки), ча (маленькие медные тарелки). За ними следуют остальные участники молебна По окончании «кружения» даосы возвращаются в Великий зал, где сжигается «доклад Небесным сферам», написанный на желтой ритуальной бумаге. Первого и пятнадцатого числа каждого лунного месяца возносятся молитвы святым и бессмертным Завершается утренний молебен чтением покаянных текстов, проводами бессмертных (Сун шэнь кэи) и тремя поклонениями7.
7 Три поклонения, завершая утренний и вечерний молебен составляют единое целое — воздаяние почестей Дао, Канону и Наставнику.

Вечерний молебен, подобно утреннему, начинается приглашением Смотрителя. Канонические тексты, читаемые на нем, — «Сокровенная книга-основа, спасающая обездоленных и грешных» («Цзюку бацзуй мяо цзин»), «Книга-основа обретения Дао и восхождения на Небо» («Шэнтянь дэдао цзин») и «Книга-основа освобождения от несправедливых обвинений и греха» («Цзеюань бацзуй цзин»). Кроме того, на вечерней службе читается ряд «совершенных речений». Матушки северного ковша, Трех чиновников, Люйцзу, Цюцзу, Сацзу, Линьгуаня, Цзюку и др. Наиболее часты в служебном обиходе «совершенные речения» Матушки северного ковша и Цзюку После установления на Небесный алтарь поминальной таблички Небесного достопочтенного спасения от бед Тайи совершается обряд «поминовения одинокого» (цзигу): даосы призывают Небесного достопочтенного Тайи, моля его о спасении душ (хунь) усопших Вечерний ритуал «Кружения Небесных достопочтенных», в отличие от утреннего, совершается в обратном направлении — с запада на восток По окончании утреннего и вечернего молебнов раздаются удары цин и унцзы. Примечательно, что не только участие, но и присутствие на молебнах дозволено только даосским монахам. Молебны расцениваются даосами как важнейший инструмент в практике самосовершенствования, внутренний алхимический процесс.

Даосские праздники

В праздничные дни службы совершаются по особому, торжественному чину, при большом стечении прихожан, паломников и местного населения. Содержание и чинопоследование их, убранство монастыря и облачения служителей культа соответствуют конкретному событию По распространенности даосские праздники условно можно разделить на три группы. К первой относятся общедаосские торжества, которые отмечаются даосами практически всех направлений и ветвей. В целом они составляют основу служебного годичного круга в современном Китае. К ним относятся следующие праздники.

1. Трех начал (саньюань) или трех чиновников (саньгуань). Согласно мифу, Лао Цзы во время нового пришествия в 145 г. передал Чжан Даолину учение, содержащее постулат о том, что вселенная зиждется на трех пневмах (саньци) — сокровенной (сюань), изначальной (юань) и первоначальной (ши) Эти пневмы порождают Небо, Воду и Землю, которые управляются тремя небесными чиновниками. С их культом связаны следующие праздники:

а) Высшего начала — Неба (Небесного чиновника), который приходится на 15-й день 1-го лунного месяца, он известен в народе как Праздник фонарей, завершающий многодневные торжества встречи нового года (Праздника весны),

б) Второго начала — Земли (чиновника Земли) — отмечается в 15-й день 7-го лунного месяца;

в) Третьего начала — Воды (чиновника Воды) — в 15-й день 10-го лунного месяца

2. Трех чистейших (саньцин) — Небесных достопочтенных, персонифицированных образов трех чистейших сфер — нефритовой (юйцин), великой (тайцин) и высшей (шанцин). В даосской космографии, определяющей 36 небесных уровней, им соответствуют Небо Цинвэй (Цинвэйтянь), Небо Дачи (Да читянь) и Небо Юйюй (Юйюйтянь), следующие непосредственно за наивысшим уровнем — Небом великих ло (Да лотянь). В теле человека три чистейших сообразуются с тремя киноварными полями (даньтянь), локализованными соответственно внизу живота, в области солнечного сплетения и в голове. Это основополагающие топографические понятия внутренней алхимии (нэйдань).

С культом трех чистейших связаны общедаосские торжества, отмечающие рождество:

а) Изначального Небесного достопочтенного (Юаньши тяньцзунь) — празднуется в день зимнего солнцестояния;

б) Небесного достопочтенного Дао и Дэ (Даодэ тяньцзунь) — приходится на 15-й день 2-го лунного месяца;

в) Небесного достопочтенного Духовной драгоценности (Линбао тяньцзунь) — отмечается в день летнего солнцестояния.

3. Торжества Пяти Ла (У ла). Круг этих праздничных служб связан с доктринальными представлениями даосов о сложном энергетическом (пневмальном) состоянии единой Вселенной:

а) Ла Неба (Тянь ла) — в 1-й день 1-го лунного месяца;

б) Ла Земли (Ди ла) — в 5-й день 5-го лунного месяца;

в) Ла Дао и Дэ (Даодэ ла) — в 7-й день 7-го лунного месяца;

г) Ла народа (Минсу ла) — в 1-й день 10-го лунного месяца;

д) Ла правителя (Ванхоу ла) — в 8-й день 12-го лунного месяца.

4. Нефритового императора (Юйхуан) — верховного владыки, главы бессмертных, почитаемого в даосизме, особенно на народном уровне, как правителя Неба и Земли, Трех пределов и Десяти сторон света. Встреча Нефритового императора (цзецзя), сходящего с небес, происходит в ночь с 24-го на 25-е число 12-го лунного месяца. Все даосы монастыря коленопреклоненно ожидают его прибытия у входа в Нефритовый зал. Согласно традиционным представлениям, после сошествия на землю, с 25-го дня последнего лунного месяца до 9-го дня 1-го лунного месяца, владыка совершает инспекцию все$( Поднебесной, вознаграждая достойных и взыскивая с нерадивых. 9-го числа во всех даосских монастырях проводятся торжественные службы, посвященные рождеству Нефритового императора. Считается, что сюда собираются не только жители Поднебесной, но и обитатели Неба — бессмертные. После обеда в тот же день пышным обрядом проводов верховного владыки завершается многодневный круг посвященных ему торжеств.

5. Рождество Матушки — правительницы Запада (Си ванму). Празднуется в 3-й день 3-го лунного месяца. В настоящее время под влиянием народных верований этот образ зачастую ассоциируется с женскими божествами-охранителями и чадоподательницами.

6. Рождество Правителя Востока (Дун вангун). Отмечается в 6-й день 2-го лунного месяца.

7. Рождество божества богатства Цайшэня. Торжества, связанные с его культом, являются самыми популярными и повсеместно распространенными в Китае. В народе встреча Цайшэна традиционно отмечается во время Праздника весны, в 5-й день 1-го лунного месяца. В монастырях дата празднования его памяти — 15-й день 3-го лунного месяца.

8. Рождение бессмертного Гуань Юя — легендарного военачальника периода Троецарствия и покровителя воинства. Празднуется в 13-й день 5-го лунного месяца.

9. Рождение бессмертного Вэньчана — покровителя образования и просвещения. Его культ связан с астральным, что определяет особую торжественность жертвоприношений звездам в 3-й день 2-го лунного месяца. До сих пор в народе живо поверье, что появление на небосводе звезды Вэьчана указывает на рождение в Поднебесной нового яркого таланта.

10. Рождение Истинно-воинствующего (Чжэньу) — даосского бессмертного, усмиряющего нечистых духов и обитателей темного царства. Празднуется в 3-й день 3-го лунного месяца.

11. Рождение Повелителя снадобий (Яован) — даосского бессмертного, покровителя врачевателей. Отмечается в 28-й день 4-го лунного месяца.

12. Рождение основателя даосского учения Тайшан Лаоцзюня — Лао Цзы. Отмечается в 15-й день 2-го лунного месяца.

13. Рождение первого Небесного наставника Чжан Даолина приходится на 15-й день 1-го лунного месяца. Этот праздник наиболее значителен для даосов школы Правильного единства.

14. Рождение праведника Ван Чуняна — 22-й день 12-го лунного месяца. Этот праздник наиболее значим для последователей основанной им школы Совершенной истины.

15. Рождение трех владык из рода Мао — основателей маошаньского направления даосизма: Мао Ина — 3-й день 9-го лунного месяца, Мао Гу — 25-й день 6-го лунного месяца и Мао Чжуна — 2-й день 12-го лунного месяца.

16 Двойной девятки. Повсеместно и широко отмечается в народе как праздник урожая, благополучия, просветления. В даосизме эта народная традиция трансформировалась, объединившись с астральным культом. В 9-й день 9-го лунного месяца даосы прославляют девять Великих императоров созвездия Северного Ковша, вершащих судьбы людей.

Будучи общими, для всех даосов, названные праздники в условиях децентрализации даосского социального института и автономии монастырей не равнозначны для разных обителей. Приоритет и торжественность знаменательных дат определяются исторически сложившимися традициями того или иного монастыря.

Вторую группу составляют праздники, присущие только определенной даосской школе или ветви. Например, в столичном Байюньгуане, родовой обители ветви Луньмэн школы Совершенной истины, с особой пышностью празднуется рождение ее основателя — праведника Цю Чанчуня (1148-1227). Торжество продолжается 19 дней. Среди насельников монастыря существует предание, что в ночь с 18-го на 19-й день первого лунного месяца праведник, спускаясь на землю, посещает их обитель. Встреча с ним приносит удачу и счастье.

В третью группу входят местные праздники, которые обусловлены включением в даосизм локальных культов и традиций. Они создают единое культурно-культовое пространство, объединяющее даосов, представителей народных верований и большинство населения независимо от конфессиональной принадлежности. Примерами таких праздников являются торжества в честь бессмертных — покровителей городов (чэнхуан), имеющие яркую социальную окраску. В Пекине это Ян Шушань, в г. Сучжоу пров. Цзянсу — Хуан Се и т.п. [147, с. 45].

Получение священного сана даосами КНР.

В школе Совершенной истины получение священного сана осуществляется в ходе церемонии Принятия обета (Чуаньцзе), а в школе Правильного единства — церемонии Передачи реестра (Шоулу). Краткое описание принятия обета в конце XIX — начале XX вв. сделано японским исследователем Ёсиока Ёситоё [333, с. 229-252]. Передача реестра в школе Небесных наставников в середине I тысячелетия нашла освещение в работах К. Шиппера (328, с. 355-386] и Е. А. Торчинова [74, с. 258-260].

Традиция этой церемонии насчитывает более 700 лет. Родоначальником ее считается праведник Цю Чанчунь. Согласно доктрине этого направления даосизма получение священного сана отождествляется с лодкой, возносящей даоса к небесным чертогам, со своеобразной лестницей на пути восхождения к совершенству. Удостоившись священного сана, даосы становятся “истинными” и при условии строжайшего соблюдения всех принятых обетов могут обрести состояние святого сяня. Достижение такого онтологического статуса является центром религиозной доктрины и практики монахов школы Совершенной истины. Церемония Принятия обета обеспечивала непрерывность передачи традиций из века в век. Связуя прошлое с настоящим, она имеет первостепенное значение и для современного поколения даосов.

Последняя церемония Принятия обета до образования КНР состоялась в 1947 г. в монастыре Эрсяньань г. Чэнду [212, с. 511]. С тех пор Принятие обета в школе Совершенной истины не проводилось более 40 лет. В результате к 90-м гг. XX в. во всем Китае осталось только семь даосов преклонного возраста, получивших священный сан и, согласно традиции, имеющих право проведения этой церемонии. Лишь четверо из них фактически были способны это делать [89, с. 4]. Возникла реальная угроза утраты преемственности поколений, складывавшейся столетиями. В связи с этим после «культурной революции» возобновление проведения передачи обета стало неотложной задачей в деле возрождении полнокровной религиозной деятельности даосов школы Совершенной истины.

В КНР церемония Принятия обета впервые состоялась в 1989 г. согласно традиции и в соответствии с «Правилами ВАПД о проведении церемонии Принятия обета» от 04.09.89. Даосы, проходящие церемонию получения священного сана, именуются «учениками обета» (цзецзы). 6-я статья «Правил» определяет их возраст «не моложе 18 лет», а срок предварительной подготовки в монастыре — «не менее 3 лет». Современная система подготовки даосов претерпела изменения, связанные с появлением даосских учебных заведений и образовательных курсов. Так, церемонию 1989 г. прошли, показав лучшие результаты, «ученики обета», подготовленные на специальных курсах даосских знаний ВАПД. Местом церемонии Принятия обета может быть любой открытый даосский монастырь, имеющий соответствующие условия. О предстоящем ее проведении монастырь обязан известить Отдел по делам религии местного народного правительства и ВАПД. Длительность церемонии со временем изменялась: некогда она составляла 3 года, в конце правления династии Цин — 100 дней, а ныне — «не более 28 дней».

Возглавляют церемонию Великий наставник принятия обета и посвящения в закон (Люйши) и восемь Великих наставников (Даши).

Традиция предусматривает определенные требования к Люйши: он должен в прошлом принять обет небесного сяня и являться настоятелем монастыря, где проводится церемония.

В число восьми Великих наставников входят:

— Чжэнмэнши — толкующий «ученикам обета» смысл канонов и дающий ответы на их вопросы;

— Цзяньцзеши — контролирующий строгость совершения обрядов и пресекающий любые нарушения их «учениками обета»;

— Баоцзюйши — ведающий охраной принятия обета; обычно это смотритель монастыря, где проводится церемония;

— Яньлиши — ответственный за ознакомление «учеников обета» с правилами и этикетом церемонии;

— Цзюиши — исправляющий ошибки «учеников обета» во время совершения обрядов;

— Тикэши — ответственный за чтение канонов, исповедь и состояние Алтаря принятия обета;

— Дэнлуши — нарекающий каждого, принявшего обет, новым именем; он же заносит имена в «Реестр восходящих к истине» (Дэн чжэньлу);

— Инцинши — исполняющий обязанности Высокого достопочтенного на всех крупных службах [295, с. 36].

Кроме того, для церемонии Принятия обета определен целый ряд вспомогательных должностей, имеющих свои особенности. Например, должность наблюдающего за поведением «учеников обета» (Цзючаши) определяется на все время прохождения церемонии, а должность следящих за поддержанием порядка в монастыре (Даочжиши) предусматривает ежедневную смену занимающих ее даосов.

В первые дни церемонии Принятия обета проводятся обряды «встречи Великих наставников» (Инши) и «ознакомления с сущностными основами даосизма» (Яньли). Затем следуют обряды «поклонения бессмертным» (пубяо сешэнь) и «испытание текстами» (каоцзи). В ходе обряда «поклонения бессмертным» «ученики обета» поклоняются святым и бессмертным во всех залах монастыря. Перед изваянием Лингуаня сжигается ритуальная бумага с именами «учеников обета», что символизирует исключение их из списка Владыки ада (Яньвана) и передачу трем небесным чиновникам: Неба (тяньгуаню), Земли (дигуаню) и Воды (шуйгуаню). Считается, что Лингуань постоянно следит за выполнением монахами принятых обетов [109, с. 9-10].

В современном даосизме обряд «испытание текстами» проводят три наставника, каждый из которых предлагает «ученикам обета» одно из следующих заданий: письменно, по памяти, воспроизвести предложенный ему отрывок из Даосского канона; сочинить стихотворение; написать сочинение Таким образом, каждый испытуемый выполняет три задания, причем стихотворение и сочинение должны иметь религиозно-патриотическую тематику. Лучший по итогам испытания нарекается Небом, следующий за ним — Землей [109, с. 10]. Мы полагаем, что «испытание текстами» исторически связано с традицией проведения государственных экзаменов в императорском Китае.

В религиозных учениях разных народов мира безусловной составляющей духовного преображения является осознание своих прегрешений и искреннее покаяние. Даосы школы Совершенной истины также считают, что спасение от зла возможно через покаяние и чтение «Канона Нефритового императора» («Хуанцзин»). В связи с этим главным, без чего невозможно получение священного сана, является подготовительный обряд (шэньцзе). Он совершается в следующем порядке. Утром даосы, проходящие церемонию, перечисляют все прегрешения, совершенные ими после ухода из мира, и согласно своим способностям, по желанию, принимают личные обязательства. Покаянная исповедь и обязательства каждого тщательно записываются и вечером того же дня оглашаются Великим наставником перед всеми коленопреклоненными «учениками обета», которые поочередно во всеуслышание подтверждают истинность сказанного о них. Затем один из Великих наставников зачитывает несколько десятков правил, которые даосы обязаны соблюдать в дальнейшей жизни, и каждый «ученик обета» вслух подтверждает свою решимость следовать им. После этого один из восьми Великих наставников обращается к Лингуаню с прошением об отпущении грехов будущим даосам [109, с. 10]

Описанный обряд содержит элементы коллективной исповеди. Он известен в даосизме издавна, но развитие и распространение получил под влиянием буддийской идеи «воздаяния». Подобный прием духовного врачевания с давних времен бытует и в христианской церковной практике.

Кульминацией церемонии является принятие даосами обета, состоящее из трех этапов: обет истинного человека (Чучжэнь цзе); обет Высшего предела (Чжунцзи цзе) к обет небесного сяня (Тяньсянь цзе) [104, с. 5]. Каждому этапу соответствуют установленные своды правил и Предписаний.

Первому этапу соответствуют Десять обетов истинного человека (Чучжэнь ши цзе) и Девять обетов истинной женщины (Нюйчжэнь цзю цзе).

Второму этапу соответствует Великий обет Высшего предела (Чжунцзи саньбай дацзе), включающий 300 пунктов. Большинство из них — это запреты, регламентирующие жизнь монахов до мельчайших подробностей. Например, четвертая заповедь Десяти обетов истинного человека — «не прелюбодействуй» — дополняется и конкретизируется целым рядом правил, запрещающих: непристойные мысли при взгляде на женщину (п. 8), разговоры и прогулки наедине с женщиной (п. 80), совместное проживание мужчин и женщин (п. 81), совместные трапезы и обмен одеждой между мужчиной и женщиной (п. 82). Кроме того, монахам запрещено убивать все живое (п.1), есть мясное (п. 2), пить вино (п. 3), выбирать во время трапезы более вкусную еду (п. 70), выбрасывать пищу в воду или в огонь (п. 41), мочиться в сторону севера (п. 59), показывать язык другому человеку {п. 104), громко смеяться (п. 113) и др. [197, с. 60-64]. Строгое соблюдение каждого ограничения способствует постоянному самосовершенствованию даосов. Помимо запретов, Великий обет Высшего предела содержит более 80 предписаний, направленных на развитие «внутреннего делания» монахов. Так, они должны достичь «опустошенности» сердца посредством освобождения его от чувств, желаний и мыслей, наполняя его «лишь пустотой, лишь тишиной» (п. 238). Достижение внутренней тишины, гармонии, цельности душевных и телесных состояний требует постоянного духовного труда. Это путь индивидуального общения с Небом в созерцательной жизни, когда, используя душевные глубины отдельной личности, внутреннее ставится над внешним, «безмолвие» над обрядом К психотехнической практике относится и п. 258, согласно которому даос должен сосредоточиться на созерцании «десяти сторон»8; при этом виде медитации для него не остается ничего сокрытого во внешнем мире [197, с. 69]. Часть предписаний побуждает адепта к погружению в созерцание своих небесных странствий и бесед со святыми и бессмертными. Например, даос должен погрузиться в размышления о поклонении «трем изначальным Небесным достопочтенным» (саньюань тяньцзунь), пребывая во Дворце семи сокровищ нефритовой чистоты (Юйцин Цибаогун) (п. 283) или в беседы-рассуждения о дао с истинными людьми во время пребывания в различных небесных дворцах (п. 289) [197, с.70-71]. Можно предположить, что это одна из разновидностей духовной практики, связанной с визуализацией, приемы которой получили широкое распространение в мистическом опыте даосов со времени школы Небесных наставников. Монахи, прошедшие второй этап принятия обета, нарекаются наставниками сокровенного Дэ (Мяодэши). Даос, не нарушивший в последующей жизни принятых обетов, становится бессмертным и получает титул истинного человека сокровенного Дэ (Мяодэ чжэньжэнь).
8 Десять сторон (восемь главных румбов компаса, зенит и надир применяются в религиозных текстах для обозначения всеохватности какого-либо процесса.

Третьему этапу принятия обета соответствует свод 27 способов (фа), состоящих из «десяти неизмеримостей» (букэ чэнлян). К «неизмеримостям», применяемым в каждом способе, относятся: разум, доброта, терпение, добродетель и др. Принявший обет небесного сяня нарекается наставником 66-кровенного Дао (Мяодаоши) Даос, никогда не нарушивший всех принятых обетов, получает титул истинного человека сокровенного Дао (Мяодао чжэньжэнь).

«Сердцем» церемонии Принятия обета является таинство посвящения, которое проводится ночью. Содержание и регламентация его закрыты для непосвященных Упоминание об этом таинстве встретилось нам единственный раз под названием «этапа секретов алтаря» (митань) [295, с. 36]. Только после этого таинства «ученики обета» официально становятся даосами во всей полноте.

Завершают церемонию Принятия обета обряды «передача облачения и чаши обета» (чуаньшоу ибо), «благодарение бессмертных» (цзиньбяо сешэнь) и «вручение свидетельства обета» (фафан цзеде). Имена монахов, принявших обет, заносятся в «Реестр восходящих к истине» (Дэн чжэньлу).

Первая церемония принятия священного сана школы Совершенной истины впервые состоялась 12 ноября — 2 декабря 1989 г. в столичном монастыре Байюньгуань при активном участии ВАПД. Великим наставником принятия обета и посвящения в закон был Ван Лисянь, вступивший в должность 22-го настоятеля Байюньгуаня 10 ноября 1989 г. Приняли обет 75 даосов из разных монастырей КНР в возрасте от 21 до 75 лет, среди них 60 % составляли мужчины [166, с 51]. Вторая церемония состоялась 1–21 ноября 1995 г. в монастыре Чандаогуань на горах Цинчэншань пров. Сычуань. Великим наставником принятия обета и посвящения в закон на этой церемонии был Фу Юаньтянь, председатель ВАПД и АПД пров. Сычуанъ. Посвящение там прошли уже более 400 даосов в возрасте от 21 до 120 лет [236, с. 7]. Старейшим «учеником обета», допущенным к прохождению церемонии без соответствующих рекомендаций, был Чжао Юнчуань9 На VI съезде ВАПД (20-24 августа 1998 г.), в отчетном докладе заместителя председателя Чжан Цзиюя, одной из главных задач ассоциации была названа необходимость продолжать организацию церемоний получения священного сана даосами КНР [291, с.17]. В связи с этим Устав ВАПД был дополнен следующим положением (от 24 августа 1989 г. — ст. 4, п. 7): «Систематизировать и организовывать проведение церемоний Принятия обета и Передачи реестра и других важнейших видов религиозной деятельности» [308,1998, № 4, с. 18].
9 С четырехлетнего возраста, оставшись сиротой, он был отдан на воспитание в монастырь Лунцуаньдаогуань уезда Хэчуань пров. Сычуань. Под руководством наставника Ван Цзяочэня (17-е поколение ветви Лунмэнь) Чжао Юнчуань овладел методами внутренней алхимии, позволившей ему сохранить долголетие и удивительную физическую выносливость Он взошел к месту проведения церемонии в горах Цинчэншань, преодолев без видимых усилий более 5 км. Важное место в психофизических упражнениях даоса уже более ста лет занимает медитация, которой он уделяет 4 часа ежедневно. Сейчас он служит в наследственном монастыре Хошэньмяо пров. Сычуань, который и сих пор официально не зарегистрировап местными властями [265, с 51].

Церемония Передачи реестра, по преданиям школы Правильного единства, восходит к первому Небесному наставнику Чжан Даолиню (III в. н.э.). Утвердилось мнение, что начало ее ежегодного проведения в горах Лунхушань во время праздников Трех начал относится к четвертому поколению Небесных наставников. Занятия с послушником школы Истинного единства включают: ознакомление с даосской доктриной, ритмическое чтение канонов, практические навыки участия в службах, изучение и соблюдение обетов и заповедей, психофизические упражнения. После достижения учеником достаточного уровня духовного развития наставник рекомендует его к прохождению церемонии Передачи реестра. Считается, что в ходе этой церемонии имя даоса включается в Небесные списки; он получает священную должность и занимает законное место в духовной иерархии. Даосы, удостоившиеся получения реестра, служат проводниками между людьми и небесными сферами. Только они могут возглавлять священнослужения.

До образования КНР последняя церемония получения священного сана школы Правильного единства состоялась в 1946 г., в Палате Небесных наставников (Тяньшифу) пров. Цзянси [212, с. 511]. Ее проведение возобновилось в 1991 г., на несколько лет позднее восстановления церемонии Принятия обета и лишь для граждан Тайваня и зарубежья (Сингапур, Малайзия и др.). Реестры получили 36 даосов в возрасте от 27 до 68 лет,

Посетитель
Сообщения: 157
Зарегистрирован: 29 апр 2010, 20:11
Репутация: 0

Сообщение AfterTime » 08 авг 2010, 04:31

Prosatanus, ну и как можно сводить такую сложную и малоизученную культуру к такому примитивному понятию как "черная магия"? Тем более, что "магический" аспект даосизма мало известен даже на его родине, а вот философский, напротив, известен очень широко и за пределами Китая.

Посетитель
Сообщения: 217
Зарегистрирован: 02 авг 2010, 00:23
Репутация: 0

Сообщение Prosatanus » 08 авг 2010, 04:49

AfterTime писал(а):Prosatanus, ну и как можно сводить такую сложную и малоизученную культуру к такому примитивному понятию как "черная магия"? Тем более, что "магический" аспект даосизма мало известен даже на его родине, а вот философский, напротив, известен очень широко и за пределами Китая.
Я не свожу. Я даосизм поместил в разделе философии.
Но. На лекциях меня учили, что магический аспект там основной. :Secret:

Собеседник
Сообщения: 576
Зарегистрирован: 18 июл 2010, 07:25
Репутация: 0
Забанен: Бессрочно

Сообщение Gaib » 11 авг 2010, 22:47

Prosatanus
Скажите а что усмотрел "черно магического" ваш преподаватель в ведической концепции? Очень интересно
Нарушение правил.... Одни правила Дурацкий мирок

Иногда заходит
Сообщения: 1
Зарегистрирован: 25 сен 2010, 12:18
Репутация: 0

О ДАО И ДВОЙНОЙ ТРОИЦЕ

Сообщение Jony » 25 сен 2010, 12:22


Ветеран
Сообщения: 6456
Зарегистрирован: 20 авг 2008, 16:08
Репутация: 216
Пол:

Сообщение Артур » 02 окт 2010, 00:22

Gaib"]Prosatanus
Скажите а что усмотрел "черно магического" ваш преподаватель в ведической концепции? Очень интересно
есть мнение что цель- обретение бессмертия в плотном теле, это путь черной магии (( нуу дальше пояснения могут занять не одну страницу 8) ((
так думаю .

Аватара пользователя
Старожил
Сообщения: 2560
Зарегистрирован: 18 июл 2008, 12:35
Репутация: 0
Забанен: Бессрочно

Re: Даосизм

Сообщение Пламенный » 23 окт 2012, 20:57

Интересная тема как минимум.

В даосизме каждый может найти свое. Кто-то будет говорить о Дао как о божественном, а о Дэ как о святости. А кто-то усмотрит в Дао - Хаос и принципы черной магии.

Это универсальная система, полезная для всех. Даже в малых количествах.
Медитируйте, друзья, медитируйте.

Адрес email: руб.
Ответить
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение

Вернуться в «Даосизм»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость