Как открыть личные сообщения Как попасть в раздел платных гаданий Как попасть в VIP Ищу Помощь

Приглашаем на Тренинг - Магия зимнего Солнцестояния! Записаться можно тут

Любовная магия. Диагностика отношений Обратиться тут

Диагностика и помощь в трудной ситуации "Скорая магическая помощь"

Забывчивость.

Здесь вы можете выложить опубликовать свои статьи, сочинения, научные концепции, теории и поделится мнением с другими авторами

Ответить
Аватара пользователя
Ветеран
Сообщения: 3676
Зарегистрирован: 29 авг 2012, 13:18
Репутация: 477
Пол:

Забывчивость.

Сообщение Lady-darkness » 24 мар 2018, 17:42

«Забывчивость – интересное явление, с одной стороны она вносит в нашу жизнь сумятицу – этакий элемент Хаоса: забыл дома проездной (приходиться возвращаться, рискуя куда-нибудь опоздать), оставил кошелек на столе (пришлось отложить в магазине, целую тележку продуктов); заставляя тратить лишнюю энергию на исправление результатов своей или чужой забывчивости. А с другой дает возможность появиться в жизни чему-то новому: вернулся домой за кошельком и встретил по дороге друга, с которым не виделся со времен службы в армии; а иногда и просто спасает жизнь: опоздал на работу, вернувшись за проездным, - не попал под взрыв в метро. Но и заставляет делать выбор: можно ведь и не возвращаться в магазин, а зайти в другой. И маршрут движения можно поменять. Поехать на работу наземным транспортом, например.
В Мире правит дуальность. Редко бывает что-то однозначно плохо и однозначно хорошо в нашей жизни. Игра Инь-Ян все уравновешивает во Вселенной.» - таким вот философским «измышлизмам» (как она сама их называла) и предалась Абело, доставая с полки в Аптеке пару тюбиков мази, для отправки в соседнее подразделение; и искоса поглядывая на слегка ошалевшего Микулу, пытающегося дозвониться до начальства.
А все дело в том, что данный тип, снова перепутал свой рабочий график. Трудно предположить, с кем он его попутал? Но он это сделал и вышел на работу в свой выходной день.
Так что, этим теплым и солнечным утром, которое редко выдается в сыром Питерском климате, Микула появился на пороге кухни в ветеринарной клинике, под ручку со своим неизменным велосипедом.
Коллектив, у которого оставалось еще минут пятнадцать до начала работы и который, на удивление, рано заявился на оную, плотной кучкой сгрудился у стола, дружно поедая подаренный, благодарным клиентом, вчера торт. Услышав какой-то шорох со стороны дверей, народ дружно поднял головы и посмотрел в сторону пришедшего. А надо заметить, что на работу уже пришли все и больше из своих никого не ждали. Так что шорох, раздавшийся у кухонной двери, наводил на мысль о чужом, посмевшим мало того, что проникнуть во внутреннее помещение станции, куда посторонним вход был запрещен, о чем им и сообщала табличка при входе; так еще и оторвать работников этой самой станции от утренней трапезы, что вообще являлось святотатством. Посему дружная работа челюстей была приостановлена и восемь пар глаз возмущенно - грозно уставились на Микулу. Тот громко сглотнул и слегка попятился.
Да и было отчего: сгрудившиеся вокруг стола и склонившиеся над тортом, а затем синхронно поднявшие головы, с перемазанными шоколадом, с прилипшими к уголкам губ, светлыми бисквитными крошками, ртами; создания, не прекращая дружно шевелить челюстями, дожевывали лакомый кусок и одновременно облизывали красными языками губы, смотря в сторону дверей голодным, подозрительно - грозным, т.е. не предвещающим ничего хорошего, зашедшему к ним, взглядом; напоминали компанию зомби, делящих добычу. Так что Микула остро ощутил себя прохожим - неудачником, попавшим на их трапезу, отчего покраснел, побледнел, судорожно вдохнул в себя воздух и замер не дыша.
Наконец, после пары минут тишины, показавшимися ему вечностью, он был признан за своего.
- А ты тут чего? – с недоумением уточнила у него санитарка.
- Так, это, на работу я. – пояснил тот, с облегчением выдохнув.
- Так, выходной ты сегодня. – пояснила ему Евгения Никитична, снова склоняясь над столом и поднося кусок торта ко рту.
- Почему-уу?- обалдело - ошарашено уточнил фельдшер.
- По графику. – невозмутимо пояснила ему Абело.
- Держи. – Николаша подвинул Микуле кусок торта.- Ешь.
Тот, растроганно сглотнул слюну: « Все ж хорошо, когда ты не изгой в коллективе, - с тобой делятся тортом и ты имеешь шанс не быть съеденным.»- умиротворенно подумал он. Затем быстро прислонил железного коня к стенке и ни слова ни говоря, присоединился к коллективу.
Санитарка, оторвавшись от трапезы, дотянулась до подоконника, достала распечатанный график работы и протянула его Микуле. Тот сентиментально прослезился: «Наверное к тебе очень хорошо относятся.»- рассуждал он.- « Если даже кушать перестали, что б показать, где ты накосячил.» Шумно вздохнув он погрузился в изучение графика работы родной станции, не переставая при этом усиленно работать челюстями (как говорится: «война войной, а обед по расписанию»).
Пристальное изучение графика показало, что у Микулы и правда был сегодня выходной, так что на работу он приперся почем зря. Но и домой, ему возвращаться, смысла не было: жил Микула в центре, а работал на окраине. Так что поев, он тяжело вздохнул, натянул на ноги любимые шлепанцы, с треснутой подошвой, две части которой скрепляли, не давая им разлететься в разные стороны, лишь пара ниток, да стелька; и отправился за телефоном – следовало уговорить начальство сместить ему график работы.
На станции начинался рабочий день.
В холле, ожидая приема собралось уже человек восемь.
«Надо же, и все с кошаками.» - отметила про себя, проходившая мимо, с тряпкой для вытирания пыли, Рэншен. Она задержалась у дверей, ведущих в аптечный коридор. Несколько темных пятен говорили о том, что какой-то барбос тут встряхнулся. То ли выходя от врача, то ли заходя к нему. Собственно, никакой роли это не играло. Значение сего действа было лишь в том, что следы посещения клиники псиной, надо было вытереть. Чем санитарка и занялась.
Хлопнула входная дверь и в лечебницу вошел мужчина средних лет. Чуть задержавшись на пороге он с некоторым недоумением осмотрел сидящих в холле людей. Затем прошел, заняв свободный стул и уточнил:
- Кто крайний?
- Я.- поднял руку мужчина с черепахового окраса кошечкой на руках.
Вошедший кивнул и опустился на стул, все еще неодобрительно осматривая окружающих.
« Собачник что ли?» - с недоумением подумала Рэншен.- « Вон как неодобрительно на котэ смотрит…»
Снова открылась входная дверь и на пороге возникла женщина с ирландским волкодавом:
- Кто последний? – доброжелательно уточнила она.
Неодобрительно озирающий кошаков мужчина, казалось просто потерял дар речи. Он открыл рот, выпучил глаза и наконец возмущенно заявил:
- Как вам не стыдно с собакой?!
- А что? – растерялась женщина. Волкодав внимательно посмотрел ей в лицо, уловив изменение в настроении хозяйки.
- Для собак что, отдельная очередь? – уточнила она у сидящих в холле.
Народ дружно замотал головами, с недоумением ожидая разъяснений от мужчины.
Тот сурово - назидательно продолжил:
- С животными в Поликлинику нельзя. Тем более с собаками.
Женщина с еще большим недоумением на лице, дернулась было к выходу, затем остановилась, видимо что-то поняв, и сообщила:
- Так это собачья поликлиника, сюда только с животными и можно.
Мужчина замер выпрямив спину. Затем пораженно осмотрел, не менее пораженно смотрящих на него посетителей и выскочил за дверь, задержавшись у таблички, прикрепленной к стене у входа в клинику. Табличка гласила: «Государственная ветеринарная станция…». Тот быстро прочитал написанное и почти бегом кинулся в сторону калитки.
«Перепутал, видать…»- оторвавшись от уничтожения пятнышек и задумчиво глядя в след несостоявшемуся посетителю, подумала Рэншен.
Народ молча и с интересом смотрел мужчине вслед. Женщина с волкодавом, вздохнула успокоенная и тихо пристроилась в одном из коридоров станции, дабы не волновать остальных пациентов. Огромный пес послушно лег у ее ног.
Начался прием.
За час до обеда в аптечном коридоре появился посетитель. Он остановился, оглядываясь по сторонам.
- Слушаю, вас.- раздался из Аптеки хрипловатый голос Абело.
- Я на кастрацию. – облегченно отозвался мужчина.
«Так уж и ты…» - ехидно заметила про себя лаборант:
- Проходите в Хирургию по параллельному коридору.- доброжелательно сообщила она клиенту.
Тот вышел в холл…
Абело закрыла Аптеку и отправилась к врачу, сообщить, что в Хирургии ждет пациент.
Рэншен открыла на кухне холодильник, в поисках вкусненького, когда за ее спиной раздался мужской голос:
- А я на кастрацию.
Санитарка выпрямилась, закрыла дверцу и повернулась на голос. С самым невозмутимым видом, осмотрев с ног до головы, довольно молодого, высокого, элегантно одетого мужчину, она как можно более кротко уточнила:
- Вас точно ко мне направили?
Затем, искоса посматривая на него, до предела добрыми глазами, попросила прояснить вопрос:
- Или все - таки в Хирургию?
- Э-м…. – мужчина задумался.
- В Хирургию.- определился он.
- Мужчина, я же сказала – по параллельному коридору…- раздраженно заметила появившаяся в дверях лаборант.
- Идемте, за мной. – и она направилась к выходу из кухни. Посетитель отправился следом.
Рэншен, с непередаваемым выражением лица, снова открыла дверцу холодильника и продолжила изыскания….
Абело распахнула перед посетителем дверь в Хирургию. Тот вошел и замерев у порога, чуть испуганно, уточнил у застывшего изваянием Николаши:
- А кота нести?
Тот чуть склонил голову набок, слегка задумавшись. Затем, с невозмутимым видом, сообщил посетителю:
- Не, ну мы и вас можем, в виде исключения.
- Что вы, нет-нет. – начал отнекиваться тот.- Я лучше кота принесу…
- Несите.- согласился врач.
Мужчина побежал за котом….
Наступил вечер и Микула остался в клинике один. За дежурного, раз уж приперся на работу в свой выходной.
Сотрудники разошлись по домам, посетители тоже. Во дворе ветер лениво гонял пыль. На улице было светло.- Белые Ночи, как - никак. Фельдшер потянулся и полез в интернет. Время летело незаметно, кино было интересным, как вдруг, краем глаза, в стекле аптечной витрины Микула уловил какое-то движение. Он оторвался от экрана, ожидая шаги посетителя. Но стояла тишина. Пожав плечами – показалось, фельдшер совсем было вернулся к своему занятию, как снова уловил движение, вверху стеклянной витрины. Однако коридор был пуст. Затем раздался звук, как будто кто-то спрыгнул (или приземлился) на пол. Микула вытянул шею – коридор оставался все таким же пустым. Около Аптеки кто-то пошлепал в сторону кухни. Отчетливо раздающиеся шаги, все при той же девственной пустоте коридора несколько напугали фельдшера. Так что озадаченный Микула твердой, хоть и дрожащей рукой, схватил нож для резки бумаги и решительно выдвинул лезвие. Затем, задумавшись на секунду, достал и зажал в другой руке кнопку вызова охраны. Вооружившись таким образом до зубов, он решил, что в крайнем случае – сиганет в окно, благо первый этаж.
Однако все было тихо. Рабочий день подходил к концу, осталось лишь закрыть клинику. Наверное, еще ни разу в своей жизни, Микула не проделывал это с такой скоростью.
Наконец выскочив за ворота, он осознал, что забыл внутри замок от калитки.
- Ну уж не-ее-т! - грозно произнес фельдшер чуть дрожащим голосом, затем нагнулся, сорвал травинку подлиннее и завязал ею дужки у калитки: « Есть же у нас охранное предприятие.»- размышлял он.- «Вот пусть и охраняют. А я назад, один…- ни-ни.» - размышлял Микула, мчась в сторону вокзала… (надо было успеть на электричку).
День уходил прочь с его суетой, заботами, впечатлениями. Все растворялось в прошедшем. Словно полу стертый рисунок в школьной тетрадке. Впереди маячил предстоящий вечер. Дома. С вкусным ужином, уютным креслом и рассказами жены о прошедшем дне. Время словно театральную декорацию со сцены, отодвигало назад прошлое, начиная выдвигать предстоящее.
Женщины-это не слабый пол. Слабый пол-это гнилые доски...

Адрес email: руб.
Ответить

Вернуться в «Проза»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 2 гостя